Меню



Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы


В комнате матери он увидел Хосе Аркадио, тот с невинным лицом забавлял новорождённую сестрёнку. Урсула и её муж были двоюродными братом и сестрой. Но Хосе Аркадио Буэндиа воспротивился их намерению, потому что, как он объяснил, дон Аполинар Москоте вернулся вместе с женой и дочерьми и не пристало мужчинам позорить человека перед его собственной семьёй.

Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы

Она показала официальное, написанное на бумаге распоряжение. По подсчётам девушки ей предстояло жить так ещё около десяти лет, принимая по семьдесят мужчин за ночь, ведь, кроме выплаты долга, надо было ещё оплачивать дорожные издержки, питание, а также индейцев-носильщиков.

Боком, стараясь не шуметь, он вошёл в дом и сразу почувствовал тот запах.

Негритянка крутила обруч и пела на юбилее королевы

А теперь ступай себе с миром. Но к морю они так и не вышли. Она казалась ему совсем непохожей на тот образ, который её запах вызывал в нём, словно то была вовсе не она, а кто-то другой.

Он расценил как издевательскую шутку со стороны своей хитрой на выдумки судьбы то, что не нашёл моря, когда искал его, претерпевая бесчисленные лишения и муки, и обнаружил теперь, когда и не думал искать: Восхищённый новой чудесной игрушкой, Хосе Аркадио теперь каждую ночь отправлялся искать её в лабиринте комнаты.

Урсула не проявила к его словам никакого интереса и увела детей молиться. Хосе Аркадио Буэндиа ничего не слышал о таком изобретении. Эта мысль, которую он несколько месяцев пережевывал как жвачку в своей комнатушке-лаборатории, привела его к решению перенести Макондо в более подходящие края.

Перечитывая заметки Мелькиадеса, теперь уже спокойно, без того возбуждения, которое вызывает новизна, отец и сын настойчиво и терпеливо пытались выделить золото Урсулы из прикипевшей ко дну котелка массы. Тут он решил, что постиг глубокий смысл пророческого сновидения: Никто не понял тревоги Виситасьон.

Зачарованный окружающей реальной жизнью, казавшейся ему тогда фантастичнее обширного мира его воображения, он потерял всякий интерес к алхимической лаборатории, предоставил отдых веществу, истощённому долгими месяцами различных превращений, и опять сделался тем рассудительным, энергичным человеком, который некогда решал, где прокладывать улицы и как ставить новые дома, не создавая никому никаких преимуществ по сравнению с остальными.

Так никогда и не было установлено, что же в конце концов определило успех — ревень, ремень или то и другое вместе, известно лишь одно: Действие её должно было основываться на принципе ежедневного повторения всей суммы полученных в жизни знаний.

Скажи им, пусть помогут мне вытащить вещи из ящиков. Тетка Урсулы вышла замуж за дядю Хосе Аркадио Буэндиа и родила сына; всю свою жизнь он носил вместо узких брюк шаровары и умер от потери крови, после того как прожил на свете сорок два года в состоянии полнейшего целомудрия, ибо родился и рос с хвостом — хрящеватым крючком с кисточкой на конце.

Но юноша на снимке ещё не услышал зова своей судьбы. Хотя Урсула уже вступила в тот возраст, когда человек имеет право отдохнуть, она с каждым годом становилась всё более деятельной и была так поглощена своим процветающим предприятием, что однажды вечером, рассеянно глянув в окно, пока индианка засыпала сахар в котёл, удивилась, увидев во дворе двух незнакомых девушек, молодых и прекрасных, вышивающих на пяльцах в мягком свете сумерек.

Хосе Аркадио правдиво ответил: В эту минуту двое цыган сунули человека-змею в клетку и отнесли в шатёр. Урсула сохранила полное спокойствие.

Наутро, измученный бессонницей и лихорадкой, он принял твёрдое решение жениться на этой девушке, чтобы освободить её от самовластия бабки и самому получать каждую ночь все те наслаждения, которые она доставляла семидесяти мужчинам. Почва под ногами стала влажной и мягкой, как вулканический пепел, заросли с каждым шагом приобретали всё более угрожающий вид, крики птиц и перебранка обезьян доносились теперь откуда-то издалека — казалось, мир навеки утратил свою радость.

Дон Аполинар Москоте не проявил ни малейшего замешательства. Но Урсулу не трогали его прорицания. Этот чахлый лягушонок с неразвитой грудью и такими худыми ногами, что они были тоньше, чем руки Хосе Аркадио, обладал, однако, решительностью и пылом, которые с лихвой возмещали его хрупкость.

Когда девушка кончила убирать постель и приказала ему раздеваться, Аурелиано пустился в сбивчивые объяснения: Ребека, вопреки всем ожиданиям, превзошла Амаранту красотой. Память Музыка. И так как он не понял, что она хочет этим сказать, объяснила ему по слогам:

Опьянённый очевидностью чуда, он забыл в ту минуту и о крушении своих бредовых затей, и о брошенном на съедение кальмарам трупе Мелькиадеса. Отбор, по существу, был кастовый, хотя и обусловленный дружескими чувствами:

Никто не понимал, почему она не умирает с голоду, пока индейцы, знавшие всё, потому что они без конца ходили своими неслышными шагами взад и вперед по дому, не открыли, что Ребеке по вкусу только влажная земля да куски извёстки, которые она отдирает ногтями от стен.

На всех домах были начертаны разные условные знаки, которым надлежало воскрешать в памяти предметы и чувства. И, убеждённая, что нелепые привычки её потомков ничуть не лучше свиного хвоста, она стала было жаловаться на свою несчастную судьбу, но тут Аурелиано вдруг устремил на неё взгляд, который поверг её в смятение.

В животе у матери он плакал и родился с открытыми глазами.

Но даже те, кто был твёрдо убеждён в его безумии, оставили дела и семьи свои и последовали за ним, когда он, перекинув через плечо мешок с лопатой и мотыгой, попросил помочь ему проложить тропу, которая соединит Макондо с великими открытиями. Хосе Аркадио Буэндиа, не уразумев сразу, о чём толкует его супруга, прежде всего изучил подпись.

Вот так и вышло, что Аркадио и Амаранта стали говорить на языке гуахиро раньше, чем по-испански, и научились есть суп из ящериц и паучьи яйца, но Урсула этого даже не заметила, потому что была всецело поглощена сулившим немалые прибыли производством зверушек и птиц из леденца.

Но интерес к деятельности на пользу общества вскоре был вытеснен из души Хосе Аркадио Буэндиа магнитной лихорадкой, астрономическими изысканиями, мечтами о добывании золота и желанием познать чудеса света. Теперь она играла вместе с Аркадио и Амарантой, относившимися к ней как к старшей сестре, и с аппетитом ела, умело пользуясь вилкой и ножом.

Маленький Хосе Аркадио отказался трогать.

Урсула с горя даже прослезилась. Ничто не привлекало её внимания, и только когда через каждые тридцать минут начинали играть часы, она всякий раз испуганно озиралась вокруг, словно надеялась обнаружить звуки где-то в воздухе. Потом, уже не проявляя интереса к тем, кто подходил посмотреть на него, он сосредоточил своё внимание на крыше из пальмовых листьев, которая каждую минуту грозила обрушиться под потоками низвергавшегося на неё ливня.

Последним узнал об этом сам Хосе Аркадио Буэндиа. На сей раз среди многих других чудес цыгане притащили с собой летающую циновку. Взбешённый проигрышем и возбуждённый видом крови, Пруденсио Агиляр нарочно отошёл подальше от Хосе Аркадио Буэндиа, чтобы все, кто находился в помещении, услышали его слова.

Но чудачества Аурелиано бледнели перед странностями Аркадио и Амаранты — у тех уже молочные зубы начали выпадать, а они всё ещё целые дни ходили по пятам за индейцами, уцепившись за полы их одежды, и упорствовали в своём решении говорить на гуахиро, а не по-испански.

Глаза Хосе Аркадио Буэндиа наполнились слезами печали ещё прежде, чем он увидел себя в нелепой комнате, где все вещи были надписаны, ещё прежде, чем он со стыдом прочёл высокопарные глупости на стенах, и даже прежде, чем, почти ослеплённый яркой вспышкой радости, он узнал гостя.

У неё были огромные спокойные глаза, прозрачная кожа и волшебные руки: Люди так прилежно взялись за работу, что в короткий срок всё переделали и теперь в три часа утра сидели сложа руки и подсчитывали, сколько нот в вальсе часов. В дверях сарая для петушиных боев, где собралось почти полселения, стоял Пруденсио Агиляр.

Окрестить её решили Ребекой — так же, как звали, если верить письму, её мать, потому что, хотя Аурелиано не поленился прочитать перед ней все святцы, она не откликнулась ни на одно из имён. Визит был очень церемонный и непонятный — за всё время Хосе Аркадио ни разу не открыл рта.



Пизда со стороны попки
Порно видео hd кончил фонтаном
Досуг стриптиза
Видео порно онлайн русские лесбиянки
Красивый секс фонтан
Читать далее...